Кризис от кутюр

Как и предсказывали многие посвященные, Неделя высокой моды сезона весна-лето 2009, завершившаяся в Париже, подтвердила тезис о том, что luxury-индустрия переживает кризис со всем остальным миром. Из всех десяти показов французских и итальянских модельеров настоящей игрой цвета удивил, по традиции, лишь дом Christian Dior и дом Christian Lacroix. Одному Джону Гальяно не страшны ни рецессия, ни депрессия — пышные юбки, театральные отделки, блеск золотого и красного всегда были фирменными акцентами его узнаваемого дизайнерского почерка. В остальных шоу воцарилась местами холодная, местами монотонная женственностьУрезанные бюджеты

Некоторым участникам Недели Haute Couture пришлось сильно сократить расходы ради сохранения своего имени в расписании. Дом Anne-Valerie Hash вместо 19 платьев прошлого сезона в этом представил лишь десять, да и то, по собственному признанию модельера, шитье
2000
уникальных моделей из богатых тканей далось в этот раз с большим трудом. В связи со сложным финансовым положением модельер, традиционно открывающая парижские Недели Haute Couture, была вынуждена отказаться от формата дефиле и показать новую коллекцию в виде выставки и шоурума.

«Я решила не делать шоу, а сконцентрировать все внимание на том, что от нас сегодня действительно хотят клиенты, — свадебных платьях и смокингах», — призналась Анн-Валери, добавив, что в последнее время ее целевая аудитория сузилась до дам в возрасте от 30 до 40.

Самым впечатляющим нарядом коллекции стало подвенечное платье «для первого бракосочетания» (примечательно, что Анн-Валери делит свои свадебные туалеты на первые, вторые и даже третьи), сотканное из более 1000 кружевных нитей цвета слоновой кости в эдвардианском стиле.

Белое царство

Дома Chanel, Givenchy и Elie Saab выдержали свои коллекции практически в одном тоне — для Карла Лагерфельда главным цветом стал девственный белый, для Риккардо Тиши — цвет осветленной стали, а для их ливанского коллеги — посеребренный кремовый. Разбавив светлую гамму лишь несколькими черными пятнами, все трое вывели на подиум моделей, облаченных в элегантные, чувственные, женственные платья и костюмы.

Изысканная отделка кружевами и трехмерными позолоченными аппликациями у Elie Saab, почерпнувшего вдохновение для этой коллекции в королевском японском костюме, перекликалась на белоснежной ткани с классическими шифоновыми и кручеными вставками на коротких коктейльных платьях Chanel

Меланхоличные прямые линии на точеных костюмах с массивными плечами и плавные этажи шифона на длинных тогах Givenchy couture напомнили об истоках легендарного французского модного дома.

Риккардо Тиши вновь обратился к балетной теме, на сей раз добавив в нее восточный флер — белоснежные шелковые платки-вуали, закрывающие лицо, и шелковые кафтаны.

Несколько очень удачных белоснежных платьев оказалось и в арсенале Марии-Грации Кьюри и Пьер Паоло Пиччоли — новых креативных директоров дома Valentino

Продолжив традиции маэстро Валентино Гаравани, молодые дизайнеры уделили особое внимание фирменному красному, однако подчеркнули явную грацию и женственность своей героини в новом сезоне игривыми белыми оборками и романтичными кружевными пальто.

Монохром и геометрия

1920-е и 1930-е годы вдохновили коллекции домов Armani Prive и Jean Paul Gaultier. Наполненные черно-белыми тонами, геометрическими образами, готическими настроениями, китайской каллиграфией и испанскими мотивами, они вызвали едва ли не наибольший интерес у гостей Недели Высокой моды.

Приталенные жакеты с вышивкой и приподнятыми остроконечными плечами, сверкающий глянцевый атлас на прямых черных брюках и пышных синих блузонах-пончо, декоративные цветочные принты добавили коллекции Armani Prive поистине голливудского гламура.

Жан-Поль Готье, как уже писал Glamour.ru, порадовал обилием изысканных точеных платьев из кринолина и шелка, пышными сетчатыми юбками и шифоновыми блейзерами с утонченными рисунками.

Картинная галерея

Джон Гальяно, вновь отличившийся самой яркой и фантазийной коллекцией на Неделе высокой моды, признался, что источником вдохновения для тугих корсетов, широких плеч и изобретательных пышных юбок стали картины фламандского художника Вермеера и, в частности, портреты упитанных и изысканно одетых голландок XVII века.

Для многих гостей шоу самым знакомым благодаря мировому кинематографу образом оказалась «Девушка с жемчужной сережкой», правдоподобно списанная с картины актрисой Скарлетт Йоханссон. Свою героиню на подиуме Гальяно приодел в многослойное платье из горчичного атласа с тугой талией и хрустящим вамсом — гофрированной пелериной, являвшейся неотъемлемой частью любого фламандского костюма того времени

Коллега Джона Гальяно Кристиан Лакруа, вместо ставшей уже традиционной для его кутюрных коллекций темной гаммы, порадовал взрывной палитрой — синий, зеленый, ярко-желтый, красный и розовый придали расслабленным и кокетливо кукольным образам пышности и гламура.

Микс из разных стилей — тут и элементы военного костюма, и этнические мотивы, и красочные атрибуты Belle epoque, и оригинальные авангардные штрихи. Парад из 39 уникальных, не похожих друг на друга образов завершил выход невесты — в этот раз в пышной многослойной юбке из шифона и богатом атласном жакете, расшитом позолотой.

Самая короткая в истории Неделя Высокой моды сумела уложиться всего в три дня и в очередной раз доказать, что даже в условиях удручающей во всех отношениях финансовой ситуации в мире все равно остается место высокому искусству. Несмотря на то, что модельеры предпочли остаться верными своему фирменному стилю, коллекции от кутюр наметили тенденции нового сезона и послужили своеобразным стилеобразующим мостиком к предстоящему марафону прет
837
-а-порте, стартующему в Нью-Йорке 13 февраля.

-Женщина — одновременно яблоко и змея. (Генрих Гейне)