Черный квадрат Казимира Малевича

Результатом любого рисования является картина. Это утверждение было бы правдой, если бы Казимир Малевич не доказал обратное. В 1915 году он написал «Черный квадрат на белом фоне» и сделал шокирующее признание: «Это не живопись, это что-то другое». [/center]

Результатом любого рисования является картина. Это утверждение было бы правдой, если бы Казимир Малевич не до
1000
казал обратное. В 1915 году он написал «Черный квадрат на белом фоне» и сделал шокирующее признание: «Это не живопись, это что-то другое».
Чуть позже художник и теоретик искусства Эль Лисицкий заявил, что «Черный квадрат» — это полное противопоставление всему, что подразумевается под понятиями «искусство», «живопись» и «картина». И что Малевич свел все формы и всю живопись до абсолютного нуля.
Со времени появления «Черного квадрата» прошло более 90 лет, но он все еще будоражит умы и воображение, все еще вызывает бурные споры. Абсолютно черное квадратное изображение, написанное маслом и обрамленное белой канвой. В скандальном шедевре Малевича нет ничего из традиционных признаков шедевра.
Однако, как и предсказывал сам художник, этот рисунок, сделанный бессознательно, а точнее под воздействием «космического сознания», стал важнейшим событием в мировой истории искусства. Он освободил концепцию живописи от всех ее традиционных законов, свел ее к нулю формы, обозначил квадрат как новую, базисную «первофигуру» нового искусства, которое Казимир Малевич назвал Супрематизмом, что означает превосходство, доминирование.
Он называет «Черный квадрат» «голой иконой без рамы», а себя — Председателем Пространства. Он открыто заявляет о своем намерении «зарезать искусство живописное, уложить его в гроб и припечатать Черным квадратом».

В 1882 году молодой французский писатель и издатель Жюль Леви основал группу «Салон непоследовательных,» которая состояла из художников, писателей, поэтов и других представителей парижской богемы конца 19 века. Объединение это не преследовало никаких политических целей. Лозунгом группы была фраза «Искусство непоследовательно», придуманная Леви в пику расхожей фразе «les arts decoratifs». «Салон непоследовательных» насмехался над официальными ценностями через сатиру, юмор, а иногда и грубую шутку. Картины, которые демонстрировались на выставках Салона, были вовсе не «картины» в традиционном понимании. Это были смешные карикатуры, абсурдные кошмары, рисунки, как будто бы нарисованные детьми.
1 октября 1882 «Салон непоследовательных» открывает в Париже выставку с причудливым названием «Искусство непоследовательных». На выставке были представлены работы шести авторов, которые можно считать предтечей сюрреализма, заявившего о себе 40 лет спустя. Самой вызывающей среди картин было одноцветное, абсолютно черное изображение, нарисованное поэтом Полом Билходом (Paul Bilhaud), и называлось он «Ночная драка негров в подвале» (Negroes Fighting in a Cellar at Night). Такой Черный прямоугольник.

Никаких заявлений о концептуальном смысле картины. Никакого предложения вглядеться и найти скрытый смысл черного прямоугольника, обрамленного игривой виньеткой. Просто шуточная картина. Причем шутка не в картине даже, а в ее названии. Ведь действительно — когда негры дерутся в подвале ночью, то ничего не видно и все черное!

Юмористическую идею Билфорда развил художник Альфонс Алле (Alphonse Allais). На выставке Incoherent shows 1883 года он выставляет картину «Малокровные девочки, идущие к первому причастию в снежной буре» (Pale Young Girls Going to their First Communion in the Snow) , представляющую собой белый прямоугольник.

На выставке 1884 года он показывает еще один монохромный рисунок — красный прямоугольник под названием «Апоплекcические кардиналы, собирающие помидоры на берегах Красного моря» (Apoplectic Cardinals Harvesting Tomatoes by the Shores of the Red Sea).

Затем Альфонс Алле расширил свою коллекцию Синим, Зеленым, Серым прямоугольниками и выпустил книгу с этими работами, дополнив их пустой музыкальной партитурой под названием «Траурный марш для глухих». Надо признать, что Алле был большой фантазер и юморист.

В монохромных работах французских шутников концепт отсутствия был принижен юмористи
aa3
ческим названием. В монохромных работах Казимира Малевича тот же самый концепт был усилен ничего не означающим названием. Ведь «Черный квадрат» — это не название, это просто констатация.
Самое же главное состоит в том, что непоследовательные парижские юмористы конца 19 столетия не рассказали миру ничего о сакральном смысле своих работ. Может быть, потому, что там его не было. Малевич был гораздо серьезнее. Он неустанно ваял репутацию своего шедевра, пользуясь всеми возможными способами. В итоге имена «непоследовательных» сегодня знают лишь специалисты, а имя Малевича знает весь мир.

-Я извлек из выпивки больше, чем выпивка из меня. (Уинстон Черчилль)